Облако тегов

Стратегия Фентези Постапокалипсис Мистика Скоростной Мастер-новичок Авторская D100 Наши дни Комедия Fate Без насилия Выживание Risus Skype Литературная Донабор WarHammer Black Bird Pie Для своих Детектив Короткопост Киберпанк Тактика Триллер Космоопера Зомби Без мата FUDGE Неторопливый PvP Сюжетная Для новичков WoD Фантастика Fallout Стимпанк Альтернативная история Трэш DoW Словеска GURPS D&D 5e Боевик Эра Водолея Grammar Nazi Interlock Savage Worlds Microscope Песочница D&D Ужас Исторические Психоделика

Самые читаемые игры

Помочь проекту

dm.am – некоммерческий проект.
Помогите нам хотя бы не испортить его!

Эсер без бомбы – не эсер

Создана 30.10.2017 03:00
Статус: Идет игра
Ассистент: Draag (755/5350) [offline]
Система: Pale Horse of the Apocalypse
Сеттинг: Поволжье, июль 1906 г.

Персонажи игроков (в игре 4, заявок 1)

Игрок
Рейтинг
Присутствие
Персонаж/Раса/Класс
Ходов
Последний ход
Статус
offline
Макар Ильич Насыров (`Макар`)
Человек / Безмотивник
12
В игре

— Знаешь… […] Я бы хотел дожить, чтобы видеть. Вот, смотри — Македония. Там террор массовый, там каждый революционер — террорист. А у нас? Пять, шесть человек, и обчёлся… Остальные — в мирной работе. Но разве эсер может работать мирно? Ведь эсер без бомбы уже не эсер. И разве можно говорить о терроре, не участвуя в нём? О, я знаю: по всей России разгорится пожар. Будет и у нас своя Македония.

Иван Каляев, убийца великого князя Сергея Александровича.
По «Воспоминаниям террориста» Бориса Савинкова


Июль 1906 года. Уже больше года Россию трясёт в кровавой лихорадке революции: пылают помещичьи усадьбы, стоят охваченные стачками заводы, зияют чёрными провалами выбитые лейб-гвардейской артиллерией окна на пресненских фабриках; зло притих Черноморский флот, не видавший Цусимы, но расстрелянный русскими же кораблями; проработав всего 72 дня, разогнана враждебная царю Государственная дума, — и гневно катится по стране волна революционного террора: в Петербурге убит министр Плеве, в Москве убит великий князь Сергей, убит уфимский губернатор Богданович, убит в Севастополе палач «Очакова» адмирал Чухнин; убит стрелявший в крестьян уездный исправник из Алатыря, на глазах у собственных родителей убит революционер-провокатор в Варшаве, и проносится из уст в уста короткое, угрожающе звучащее слово: эсеры, эсеры!

Вот юная барышня в воздушном белом платье приходит на приём к адмиралу, выхватывает из-под платья револьверчик и начинает палить в трусливо прячущегося под стол старика — ворвавшаяся охрана избивает девушку ногами до полусмерти и тут же достреливает, как собаку, — и все знают: это была эсерка. Вот в номере питерской гостиницы посреди ночи раздаётся страшный взрыв, выносящий стёкла в зданиях напротив, — и все знают, что тот, чьи останки потом ещё долго собирали со стен комнаты, был эсером, снаряжавшим адскую машину. Вот группа молодых людей предстаёт перед судом, выслушивает приговор к повешению и не просит помилования, гордо заявляя «Мы не подсудимые ваши, а пленники», — и все знают, к какой партии они принадлежат.

А ведь, завидь одного из них днём раньше, окажись с ним в одном купе поезда, идущего, скажем, в Нижний Новгород, — и не догадаешься ведь никогда, что это за человек, что он готовит. Вот едет человек, скажем, из Москвы в Нижний Новгород во втором классе пятичасовым скорым: вот, обычный человек, сидит себе, в окно посматривает. Может, интеллигент, может, мещанин, офицер, иностранец, а то и вовсе, например, вдвоём они едут: молодая семейная пара. Едут они, мило беседуют с попутчиками, читают — нет, не кадетскую «Речь» даже, а верноподданическое «Новое время», покуривают папироски. А на багажной полке у них лежит чемодан: обычный такой обитый кожей чемодан — а в нём полпуда динамита в конфетных жестянках.




Следуя решению Центрального комитета Партии социалистов-революционеров о возобновлении индивидуального террора, Областной комитет ПСР Поволжской области организует летучий боевой отряд для организации и проведения индивидуального террора против высокопоставленных чинов поволжских губерний.



То есть персонажи — эсеры и только эсеры? Не большевики, не анархисты, не черносотенцы?
Вроде того, но не совсем. Наш летучий боевой отряд организуется партией социалистов-революционеров, но это не значит, что для участия в нём требуется быть членом ПСР или даже полностью разделять программу партии — тем более, что и программа эта, прямо сказать, довольно размыта. Член боевого отряда может придерживаться анархических или вовсе неопределённых политических взглядов (см. Архетип «Безмотивник»); главное — что он готов метать бомбы в царских сатрапов.

В то же время, убеждённый большевик в эсеровский отряд, конечно, не пойдёт. У них там своя борьба — стачки, вооружение рабочих, агитация в войсках, — и вообще марксисты считают индивидуальный террор бессмысленным.

Как составлять заявку?
Как обычно, с одним важным отличием: подумайте, какое имя вам указать для своего персонажа. Это то имя, под которым вас знают товарищи по отряду, — не обязательно ваше настоящее. Возможно, вы захотите выбрать себе революционную кличку — тогда укажите её вместе с именем, которое вы используете, когда кличка неуместна.
Если вы живёте по подложному паспорту и не желаете раскрывать товарищам своё настоящее имя, не спешите выдумывать свой псевдоним: при выборе Вехи «Подложный паспорт» вы выбираете одно из трёх имён, которые предлагает вам мастер.
Настоящее имя, конечно, должно быть указано в квенте (впрочем, это самоочевидно).

Так насколько мне нужно знать историю ПСР и революции 1905 года?
Знание истории всегда приветствуется, но, как обычно, не является обязательным. Разумеется, игроку, заявляющемуся на роль организатора отряда или иного профессионального революционера, следует хоть в общих чертах понимать, кто такие эсеры и чем они отличаются, например, от меньшевиков. От игроков, вызвавшихся играть за юношей и барышень со взором горящим, только пришедших в террор, не требуется и этого.

Более того, система включает разные Вехи биографии персонажа, которые не только обладают игромеханическими характеристиками, но могут стать подспорьем в создании квенты.
Разумеется, ОХК готов помочь с созданием персонажа и даже рекомендует сперва прислать краткую концепцию квенты, над которой мы вместе сможем подумать.

Почему наш боевой отряд называется летучим?
Потому что, в отличие от местных боевых дружин, действующих в своём городе, летучий боевой отряд свободен в своих перемещениях, а ещё это звучит красиво.

Это типа Боевая организация?
Что-то типа того, но тоже не совсем. Боевая организация — глубоко законспирированная группа террористов, подчинённая только Центральному комитету (да и ему не то чтобы очень). Наш летучий боевой отряд организуется и финансируется Областным комитетом Поволжской области. В этом отношении его уместней сравнить с летучим боевым отрядом Северной области (ЛБО СО), который тоже наделал немало шума. ссылка

А что такое Областной комитет Поволжской области?
ПСР подразделяет всю страну на области (Северную, Центральную, Поволжскую и т. п.), каждая из которых включает несколько губерний. Областные комитеты объединяют губернские, городские, местные и профессиональные комитеты и подчинены Центральному комитету (не путать с Областным комитетом Центральной области) во главе с Виктором Черновым. Поволжская область включает губернии от Нижегородской до Астраханской. Областной комитет заседает в Саратове, где находится сильнейшая эсеровская организация Поволжья.
Показать содержимое
В реальности Нижний Новгород находился в подчинении Центральной области, но на то у нас и альтернативная история.

Значит, мы все — нижегородцы?
Отнюдь не обязательно. Ваш персонаж может происходить откуда угодно, хоть из Вильны, хоть из Владивостока. Вам даже не обязательно выстраивать квенту так, чтобы персонаж к её завершению оказался в Нижнем Новгороде. Предполагается, что организатор отряда знаком с членами Областного комитета и пользуется их доверием, а остальных членов отряда подбирает из своих знакомых и из знакомых своих знакомых. Таким образом, каждый из ваших персонажей до начала игры должен быть знаком как минимум с одним другим. Это всё мы оговорим в процессе создания квенты и, по желанию, ещё и отыграем короткие предыстории.

А кого нам взрывать бомбами?
А кого хотите, на то и тег «песочница». Ну, ожидают от вас, конечно, покушений на губернаторов, начальников губернских охранных отделений и прочих сатрапов. Можете остаться в Нижнем и попробовать укокошить, например, местного губернатора Фредерикса в разгар Ярмарки, а можете отправиться в Самару, где правит губернатор Блок — хоть и дядя поэта, а порядочная скотина. Конкретных целей Областной комитет не ставит: псов режима, достойных бомбы, хватает.

ОХК представит список с некоторыми предложениями по поводу жертв.

А за химика играть не скучно будет? Мастеришь себе бомбы, а другие их метают…
Зато взорваться можно!
Показать содержимое
Нет, правда, заявитесь кто-нибудь химиком. Конечно, если никто не заявится, отдадим это дело на откуп НПЦ, но зря, что ли, авторы придумывали эти правила по снаряжению бомб? Да и метать бомбы химику никто не запрещает.

А эксы будут?
Вообще ПСР не поощряет экспроприации: выставляют революционеров бандитами, ведут к разложению. Эксы разрешаются только с одобрения областного или губернского комитета. Но если денег не хватает, так что же делать?

А Азефа бояться надо?
Персонажам — точно нет: в июле 1906 года Азеф ещё не разоблачён. Игрокам — тоже не очень: Азеф возглавлял БО и был не слишком осведомлён о действиях подчинённых областным комитетам летучих отрядов, так что выдать вас не сможет при всём желании. А вообще провокации, конечно, бояться надо, как со стороны НПС, так и со стороны других персонажей.

Кстати, а можно заявиться провокатором, сотрудничающим с охранкой?
Можно! Условия сотрудничества обговорим :)